Подлинная жизнь придуманного пирата
Автор: Johnsson
Опубликовано: 20.09.2005
Чего только не делают литераторы, чтобы добиться внимания читателя! Придумывают иные планеты и параллельные миры, заставляют своих героев пересекать континенты и океаны, возводят их на высоты и низвергают в пропасти. Тем писателям, которые избрали для себя будущее и далекие планеты, проще: какой мир они придумают, зависит только от них. Тем же, кто углубляется в прошлое, приходится вплетать свой вымысел в реальные исторические события. Известно, что Александр Дюма с историей обращался очень вольно: сотрясающие Францию и Европу дворцовые интриги, о которых он повествует, далеко не всегда происходили на самом деле или же имели совсем не те мотивы, какие выведены в его романах. Упреки в адрес Дюма на эту тему высказывались еще при жизни великого писателя. Другой мастер приключенческого жанра — Рафаэль Сабатини — внешне соблюдал больше приличия. Его романы жестче привязаны к историческим событиям; его герои не переделывают историю, но сами следуют за ней. Давайте же вспомним самый популярный роман Сабатини «Одиссея капитана Блада» и постараемся узнать, какова была

Подлинная жизнь придуманного пирата

Пират, капер, флибустьер: Обычно между этими словами ставится знак равенства. На самом же деле между ними есть немалая разница. Пират — это просто морской грабитель, который старается захватить и разграбить любое встретившееся судно, не обращая внимания на его национальную принадлежность. Каперство — это официальный промысел, подкрепленный специальным патентом. Во время военных действий каперы (то же, что и корсары) имели право захватывать корабли неприятеля, часть добычи передавая в государственную казну; в мирное время каперство не допускалось. Флибустьеры — это совсем особый случай. Об их возникновении и истории стоит рассказать подробнее. В конце XV — начале XVI веков на морских просторах главенствовали Испания и Португалия. Их соперничество в конце концов было разрешено в самой высокой инстанции: папа Александр VI издал буллу (указ) о разделе мира. По этому документу весь мир делился на две части по меридиану островов Зеленого мыса. Все новые земли, открытые к востоку от этой линии, принадлежали Португалии, а к западу — Испании. Другим странам при таком «дележе пирога» не доставалось ни кусочка.

Примечание на полях. Испанцы, справедливо полагая, что огромное пространство западнее островов Зеленого мыса занимает пустынный океан, требовали перенести линию раздела дальше к западу — как они надеялись, поближе к берегам Китая и Индии. В конце концов, они своего добились, и на этом проиграли: западная оконечность Южной Америки официально становилась владением Португалии. Именно поэтому Бразилия стала португальской колонией, и сегодня это единственная страна латинской Америки, в которой государственный язык — португальский.

Португальские корабли устремились на восток, вокруг Африки в Индийский океан. Испанцы тоже рвались в богатую Индию, но западным путем. Вместо этого они нашли Америку. Пока слабеющая Португалия пыталась обустроить торговые фактории в Индийском океане, Испания принялась за грабеж американских земель. Но к тому времени на сцене появились новые действующие лица: Голландия, Англия и Франция. Голландцы, впрочем, больших колоний не заполучили и в Вест-Индии вообще не играли существенной роли. А вот англичане и французы всерьез вмешались в освоение Нового Света. Разумеется, пресловутую папскую буллу они признавать не желали. Так началось соперничество между сильнейшими государствами Европы за главенство в Америке. Но тогда уже в ходу были понятия мирных договоров и уважения границ. Открыто воевать в колониях против Испании международные нормы того времени не позволяли. И все-таки была крайняя нужда в военном противостоянии испанской короне.

Примечание на полях. Известно, что еще Колумб, возвращаясь из своего третьего плавания, был вынужден укрыться на Мадейре от подстерегавшего его французского корсара. А первым капером, чье имя точно установлено, был французский адмирал Жан Анго — в 1522 году он захватил три испанские каравеллы, идущие в Севилью из Америки.

Необъявленную войну первыми начали французы. Случилось так, что крупнейший после Кубы остров Антильского архипелага — Гаити — с самого начала оказался под властью двух стран. Большую часть острова освоили испанцы, но на северной береговой полосе французские охотники занимались заготовками особо приготовленного мяса буйволов — букана. Отсюда пошло их название — буканьеры. Испанцы, желая подчинить себе весь остров, нередко совершали набеги на северную часть Гаити. Буканьеры, вынужденные бежать с острова, обосновались на новом месте — маленьком скалистом островке Тортуга у северного побережья Гаити. Именно они и основали первое «береговое братство» — своеобразную пиратскую республику, жившую за счет грабежей. Они же позднее и стали называться флибустьерами. Причем практически единственным источником их «доходов» стали сами обидчики — испанцы. Случаи, когда флибустьеры грабили подданных других стран, можно пересчитать по пальцам.

Примечание на полях. Слово «флибустьер» привязано именно к Карибскому морю — так назывались пираты и корсары, промышлявшие в этих водах. При этом в Карибском море с самого начала образовалась немыслимая смесь пиратства и каперства. Разбойники поудачливее сумели получить «фрахтовые грамоты», от имени короля разрешающими охоту за испанскими сокровищами. Те же, кто не сумел, мало стеснялись этим обстоятельством. Известен случай, когда капитан пиратского судна отстаивал свое право на «добычу испанца», имея на руках грамоту, дающую разрешение на... отстрел коз. Но любой флибустьер выделял 10% своих доходов той стране, покровительством которой он пользовался.

История «Черепашьего острова» началась около 1640 года. Тортуга официально являлась французской колонией; ее губернаторы охотно принимали на своем острове джентльменов удачи любой национальности. Это было прибыльным делом. Пираты отчисляли в королевскую казну процент с каждой удачной операции. Но, кроме того, в трюмах испанских кораблей нередко оказывались не золото и драгоценные камни, а табак, какао, кофе, ценное дерево. Этот товар губернатор тоже охотно скупал, ведь в старом свете он стоил втрое дороже. Однако такая вольница просуществовала недолго. Уже при губернаторе кавалере де Пуансэ, в 70-х годах XVII века звезда Тортуги стала гаснуть. И дело было не в плохом управлении.

Во-первых, министерство финансов Франции, обеспокоенное тем, что огромные доходы буквально уплывают мимо рук, издало ряд указов, призванных навести порядок в американских колониях. В результате купцам стало невыгодно иметь дело с пиратами. Во-вторых, в Европе назревала очередная война, и король Франции Людовик XIV был заинтересован в мире с Испанией, который не должна была омрачать даже маленькая Тортуга. Но свято место пусто не бывает, и очень скоро возникло новое пиратское гнездо, которое сосредоточилось под английским флагом — на Ямайке.

Английские флибустьеры действовали точно по той же схеме, что и французские: есть фрахтовая грамота — хорошо, нет — так обойдемся. Именно с Ямайки устраивал свои вылазки знаменитый Морган. Но и здесь очень скоро флибустьерскую вольницу постарались уничтожить. Необъявленная война против испанцев принесла свои плоды, мощь Испании на море оказалась подорвана. Беспокойные и опасные союзники, флибустьеры стали не нужны властям предержащим. Но пиратство, даже не подкрепленное каперскими патентами, просуществовало в Карибском море еще две сотни лет. Итак, вот предыстория того времени, когда на маленьком острове Барбадос появился герой романа Питер Блад...

Как известно читателю, Питер Блад, бакалавр медицины и искатель приключений, совершенно случайно оказался замешан в восстании протестантов, возглавляемом незаконным сыном короля Карла герцогом Монмутом. Такое восстание действительно произошло и было подавлено в 1685 году. Законы того времени в Англии были очень жестоки, и всем бунтовщикам грозила смертная казнь. В том числе и Бладу: он не был ни в чем виноват, но кто бы стал разбираться? Его спас «подарок», сделанный королем своим подданным: несколько десятков осужденных были отправлены в далекую колонию на остров Барбадос. Так Блад с друзьями избежал казни и оказался на пожизненной каторге, и даже в положении лучшем, чем другие осужденные. Он сумел проявить свои врачебные таланты и благодаря этому пользовался довольно большой свободой.

В ту пору в Англии, как и во многих других странах, работорговля не была чем-то особенным. И если формально между рабом, каторжником и наемным батраком разница существовала, то на деле эти три низших категории работников отличались друг от друга лишь сроками, который они были вынуждены работать на хозяина. Даже наемного работника могли высечь плетьми, посадить на хлеб и воду или даже продать. Блад и его друзья были осуждены пожизненно, а значит, ни по срокам работы, ни по условиям жизни ничем от рабов не отличались. Одному только Питеру Бладу, благодаря своим врачебным талантам, удалось добиться некоторой свободы. Таково было печальное начало его карьеры. Сабатини, несомненно, превосходно ознакомился с историей флибустьеров и немало из нее заимствовал. И в этой истории есть две весьма примечательные личности, которые начинали свою жизнь на Антильских островах почти так же, как и герой его романа.

Первый из них, врач-хирург, прибыл на Тортугу в 1666 году в качестве наемного работника французской Вест-Индской компании. После многих мытарств ему все-таки удалось внести выкуп своему хозяину и получить свободу, но при этом он оказался без гроша в кармане. И ему пришлось поступить врачом на пиратское судно. Не правда ли, видна параллель с судьбой Блада? Но дальше пути вымышленного и настоящего героев расходятся. Этот врач интересен нам по другой причине. До 1672 года он оставался с пиратами, совершив с ними множество походов. К сожалению, неизвестно его настоящее имя, и даже национальность можно установить лишь предположительно — голландец. Зато нам известен его псевдоним — Александр Оливье Эксквемелин (или Эксмелин). В 1678 году в Голландии вышла его книга «Пираты Америки», в которых он описывал свои приключения, рассказал немало интересного об истории и географии Гаити, Тортуги, Ямайки, поведал о самых знаменитых разбойниках Карибского моря. По сей день «Пираты Америки» являются ценнейшим историческим документом; несомненно, Сабатини, как и многие другие, почерпнул из нее много полезного для себя. Внимательный читатель, конечно, помнит, что шкипер капитана Блада, Джереми Питт, вел очень своеобразный судовой журнал, этакий многотомник, в который он записывал все, что видел вокруг. Автор неоднократно замечает, что составил жизнеописание капитана Блада по этому замечательному труду. Нет никакого сомнения в том, что под «судовым журналом» Питта подразумевались «Пираты Америки». И все-таки сам Эксквемелин — это не прообраз капитана Блада.

Но мы говорили о двух примечательных личностях. Кто же второй? Этот человек, англичанин по национальности, завербовался на работу в колонию Барбадос (вспомните, именно на Барбадос попал Питер Блад!). Пять лет он вынужден был провести на плантациях сахарного тростника. Отработав положенное, он перебрался на Тортугу, где в течение еще пяти лет был рядовым пиратом в какой-то банде. Затем наш пока безымянный герой узнал, что его дядя стал вице-губернатором на Ямайке, и отправился туда. Благодаря протекции дядюшки он вскоре стал владельцем и капитаном небольшого судна и сам стал производить пиратские набеги на испанцев. Очень скоро он стал самым знаменитым пиратом Карибского моря. Его успехи сильно раздражали испанцев; даже английское правительство было вынуждено предпринять шаги к уничтожению этого страшного человека. Однако оказалось проще его купить. Ему был предложен пост вице-губернатора Ямайки. И совершилось превращение бывшего пирата в яростного гонителя своих прежних товарищей. Звали этого человека Генри Морган. Многие его походы и подвиги описаны в книге Эксквемелина и впоследствии легли в основу истории, рассказанной Рафаэлем Сабатини.

Итак, последуем дальше за героями романа. Всего через полгода (приблизительно в мае 1686 года) им удалось захватить испанский корабль, и вскоре они оказались на Тортуге. Питер Блад долго не мог решиться, вставать ли ему на путь пиратства. И здесь Сабатини несколько увлекается, привнося в историю мораль своего времени. Ремесло флибустьера официально уже не поощрялось, однако презрительное отношение к «ворам и пиратам», которого так боялся Блад, возникло намного позже.

Примечание на полях. Сабатини, в полном соответствии с духом своего времени, старался создать образ «пирата, воюющего, как джентльмен». Но война во все времена была далеким от благородства ремеслом. Что же касается пиратов, то легенды об их жестокостях не зря вошли в историю. И капитан Блад, даже если бы он не был сыном своего времени и действительно старался бы обходиться без жестокостей, все равно не сумел бы этого достичь. Дисциплина на пиратских кораблях была подчас весьма строгой, но это никак не касалось поведения пиратов после победы, когда они позволяли себе страшные зверства. «Благородный пират» не мог существовать. Однако стремление Сабатини романтизировать фигуру пиратского капитана вполне понятно: герой любого романа должен быть положительным — это правило в литературе того времени соблюдалось неукоснительно.

В решении Блада стать пиратом сыграли роль несколько факторов, и немало тому поспособствовали уговоры губернатора д`Ожерона. Вообще, фигура губернатора Тортуги занимает в романе значительное место. Остров под его управлением процветает; в удобной Кайонской бухте базируются флибустьеры всех национальностей. Они имеют удобную базу, где могут, не боясь испанцев, отдохнуть, отремонтировать корабль, пополнить запасы — а главное, быстро и без хлопот сбыть все награбленное. За это они отчисляют одну десятую часть в казну французского короля. Губернатор д`Ожерон действительно существовал, и при нем Тортуга действительно была главной базой флибустьеров. Неточность, а вернее, допущение автора — только в хронологии. Д`Ожерон умер за десять лет до описываемых событий; его племянник и преемник, кавалер де Пуансэ, скончался в 1682 году. Ко времени чудесного избавления из рабства Блада с товарищами на Тортуге уже вовсю шли процессы наведения порядка, и она не являлась центром флибустьерской вольницы.

Итак, капитан Блад начал плавать по Карибскому морю в поисках добычи. И, как все флибустьеры, он сделал испанцев козлом отпущения за все беды, свалившиеся на него. К нему пришла первая слава, и некий Левасёр, головорез, когда-то плававший со знаменитым Олонэ, заключил с ним договор для проведения совместных операций. Этот союз, как помнят читатели, кончился для французского пирата печально: Блад убил его, стремясь освободить из плена детей губернатора д`Ожерона, которых Левасёр захватил. На самом деле даже такой негодяй, каким Сабатини описывает Левасёра, вряд ли решился бы на такой поступок: ведь от губернатора Тортуги зависело не только благополучие, но и сама жизнь пиратов.

Примечание на полях. Жестокий пират по имени Жан-Франсуа Но, по прозвищу Олонэ действительно разбойничал в Карибском море и погиб около 1671 года. Что же касается имени Левасёр, то выясняется, что и такой человек существовал. Более того, в 1639 году Тортуга оказалась под властью англичан, а в 1640 году Левасёр сумел вернуть остров под юрисдикцию Франции, за что получил должность губернатора. Именно при нем стало процветать «официальное» пиратство, на которое Левасёр охотно выдавал королевские патенты. Но ничего общего, кроме заимствованного имени, этот человек с героем романа не имел.

Вершиной военных подвигов капитана Блада стал захват города Маракайбо и чудесное спасение из ловушки, подстроенной испанцами. При первом знакомстве с этой историей поражает, с какой выдумкой, с каким хладнокровием действовал капитан, какое знание своих противников он продемонстрировал. Иногда даже кажется, что Сабатини перегнул палку, навыдумывал того, чего в жизни произойти не может... Однако такое приключение действительно имело место.

Несколько пиратских судов оказались запертыми в озере Маракайбо. Устроив демонстративную высадку ложного десанта, пираты отвлекли внимание испанцев от пролива, благодаря чему сумели прорваться. Это произошло в апреле 1669 года; командовал пиратами уже упоминавшийся нами Генри Морган. А затем на страницах романа появляется новое действующее лицо — лорд Джулиан Уэйд. Он приехал из Англии со специальной миссией: убедившись, что с капитаном Бладом не удается расправиться, Адмиралтейство решило подкупить его — взять на королевскую службу.

Примечание на полях. Вообще, в выборе имен Сабатини себя не особенно утруждал. Даже тогда, когда действуют вымышленные герои, он нередко использует имена известных, реально существовавших людей. Это мы видели на примере Левасёра. Фамилия Уэйд также была в свое время достаточно известна; некий лорд Уэйд действительно был лордом адмиралтейства (правда, это было в другое время).

Что ж, ничего удивительного по тем временам не произошло. За сто лет до описываемых событий английская королева назло испанцам произвела знаменитого пирата Френсиса Дрейка в рыцари. Генри Морган, как мы уже упоминали, также был взят на королевскую службу. Собственно, Сабатини и не скрывает, что основой для этого поворота сюжета стала подлинная история пирата Моргана. Но по прихотливой воле автора, пока еще Бладу предложен только чин капитана, а губернатором острова оказался его злейший враг — полковник Бишоп. Неудивительно, что Бладу пришлось бежать и снова скрываться среди пиратов.

В Европе началась война. Губернатор французской части Гаити де Кюсси предлагает Бладу союз с французским адмиралом, и отчаявшийся капитан соглашается. Адмирал де Ривароль организует налет на Картахену и затем, подло обманув «благородных пиратов», скрывается... По хронологии романа, шел 1688 год. Происходили ли эти события на самом деле, и если да, то с кем?

Примечание на полях. Де Кюсси действительно был губернатором французской части острова Гаити, только он был еще и губернатором самой Тортуги после смети де Пуансэ, то есть несколько раньше, чем происходят события романа.

Как выясняется — да, происходили, но десятью годами позже. В 1697 году барон де Пуэнти прибыл в Карибское море именно с той же целью, какую Сабатини приписал де Риваролю (кстати, тоже барону) — военные действия против Испании. Точно также, при содействии тогдашнего губернатора французской части Гаити и Тортуги Дюкаса, он заручился поддержкой тех флибустьеров, что еще не покинули этих мест. И все дальнейшие события — поход на Картахену, штурм, грабеж, несправедливый дележ добычи, бунт пиратов — Сабатини описал в точности, за тем лишь исключением, что де Пуэнти удалось избежать расплаты за обман своих временных союзников. А в роли предводителя и защитника интересов пиратов выступал сам губернатор Дюкас. Что ж, и здесь лишь слегка изменена хронология, но в основу приключений Блада снова ложатся подлинные события.

Роман подходит к концу; в 1689 году в Англии воцаряется Вильгельм Оранский, Питер Блад получает прощение и, как и Морган, пост губернатора Ямайки. Happy end. Вот только над дальнейшей жизнью Блада опускается занавес, а окончание жизни Моргана нам хорошо известно. В должности вице-губернатора он пережил нескольких губернаторов острова, исправно ловя и вешая своих бывших товарищей-пиратов. Несколько раз он оказывался замешан в весьма неприятные истории, из которых выпутывался благодаря своему богатству. В последние годы жизни беспутный вице-губернатор был фактически отстранен от власти.

Умер Морган в августе 1688 года от беспробудного пьянства и обжорства. Итак, жизнь Питера Блада — не история Моргана и не история Эксквемелина. Она, как мозаика, сложена из самых ярких эпизодов подлинной истории Флибустьерского моря. Перед нами вся история пиратства на Карибских островах, пересказанная Рафаэлем Сабатини в виде захватывающего романа. Что ж, знать историю — великое благо. Уметь сделать из нее увлекательную книгу — великий талант. Конечно, в угоду художественному вымыслу автору нередко приходится вносить свои коррективы в исторический контекст. Не избежал этого и Сабатини, поэтому, разумеется, «Одиссеей капитана Блада» нельзя пользоваться, как историческим источником. Но многие события, описанные в книге, взяты из самой жизни.

Библиография

Р.Сабатини. «Одиссея капитана Блада»
А.О.Эксквемелин. «Пираты Америки»
Ж.Блон. «Час океанов»
И.Можейко. «Пираты, корсары, рейдеры»
Ф.Архенгольц. «История морских разбойников Средиземного моря и океана».
К.Малаховский. «Пять капитанов»



Дата: 20 Июль 2006 | Добавила: Элио | Просмотров: 3319 | Комментариев: 7
1 Элио   (20 Июль 2006 11:56 PM)
Несколько вычитаных дополнений:

Ирландский джентльмен Питер Блад действительно существовал.
Только он был не капитаном, а полковником. В царствование английского короля Карла II (1660-1685) он проник в Тауэр и попытался похитить из сокровищницы корону, скипетр и державу, но был схвачен королевской стражей.
Никакого наказания Блад не понес и даже получил от короля пенсию и участок земли. Вполне вероятно, он просто выполнял тайный приказ короля: нуждаясь в деньгах, Карл II собирался скрытно продать сокровища.

Имя противника Моргана при Маракайбо - адмирала дона Алонсо дель Кампо-и-Эспиноса схоже с именем противника Блада - дона Мигеля де Эспиноса-и-Вальдес.


2 Элио   (20 Июль 2006 11:57 PM)
А другой замечательный ход - когда в бою с "Милагросой" и "Гидальго" Блад вклинивается между двумя испанскими кораблями, лишая их возможности стрелять - и затем разносит в клочья бортовым залпом по корпусам?
И этот случай имел место. Именно так прорвал в 1691 году блокаду Дюнкерка знаменитый французский корсар Жан Бар, буквально разметав английскую эскадру.

3 Элио   (20 Июль 2006 11:57 PM)
Вообще Сабатини, разрабатывая сюжет "Блада", немало позаимствовал именно из биографии Бара.
Скажем, Блад спасается из совершенно безвыходной ситуации благодаря безукоризненному знанию вражеского (испанского) языка. Даже и тут есть параллели: в 1689 году Жан Бар попал в плен к англичанам и был заключен в Плимутскую крепость. Подкупив тюремную охрану и завладев лодкой, он с немногими спутниками пустился в плавание к берегам Франции. На полпути их остановил английский сторожевой корабль. "Мы рыбаки, а здесь проплывает такой дивный косяк!" - ответил Бар. Английское произношение великого приватира было настолько безукоризненным, что английский офицер, ничего не подозревая, пропустил лодку с одним из опаснейших противников своей страны...

4 Элио   (20 Июль 2006 11:58 PM)
А ще кто-то писал, уже не помню кто, но кто-то в каком-то предисловии... что прежде всего Рафаэль воспользовался эпизодами жизни врача и путешественника XVII века Генри Питмена, рассказаной им самим. "Повесть о великих страданиях и удивительных приключениях Генри Питмена, хирурга покойного герцога Монмута" - сочинение под таким названием было опубликовано в Лондоне в 1689 году и переиздавалось в начале ХХ века.

5 Liorelin   (21 Июль 2006 3:29 PM)
Интересная статья, и неизвестных подробностей много.
Всё же хорошо, что сабатиниевский Левассёр не похож на прототип. А то последствия предсказать было бы сложно.
Поистине, велико должно быть мастерство, чтобы так преподнести вымысел, чтобы он казался правдой.

6 Андис   (13 Февраль 2007 1:22 PM)
Питер Блад был осуждён пожизненно? Мне казалось, ему дали десять лет. Хотя это тоже много sad

7 drake   (30 Январь 2008 11:20 AM)
Статья неплохая, но содержит ряд ошибок. Жан Анго не был корсаром - он был арматором (судовладельцем и инвестором каперских экспедиций). Корабли Кортеса захватил не он, а Жан Флёри, и не в 1522 г., а в 1523 г. История Тортуги как пиратского убежища началась не около 1640 г., а в 1630 г., причем вначале на ней обосновались не французы, а англичане во главе с Энтони Хилтоном, бывшим губернатором острова Невис. Звезда Тортуги угасла в середине 1670-х годов, но флибустьерский промысел не угас - пираты перебазировались в гавань Пти-Гоав на западном побережье Эспаньолы (Гаити) и продолжали свои набеги по крайней мере до Рисвикского мира 1697 г. Что касается Ямайки, то она перестала быть убежищем флибустьеров еще раньше, чем Тортуга, а именно - с 1671 г. (после Мадридского мира 1670 г. и скандального похода Моргана на Панаму зимой 1670-1671 гг.). Одним из прототипов Блада стал не Эксквемелин, а хирург Генри Питмэн, участвовавший в восстании Монмаута и высланный на Барбадос. Поход на Картахену в 1697 г. возглавлял не барон де Пуэнти, а барон де Пуанти (de Pointis). Подробнее обо всем этом можно почитать на моем сайте "МИР МОРСКИХ ПИРАТОВ", где выложены материалы о флибустьерах, Тортуге, Анго, Флёри, Эксквемелине и прототипах капитана Блада.
cool

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]